На Главную

 

 

Рекомендация

 

 

Личная исповедь

 

 

Салон "Погребальный уют"

 

 

Турагентство "Все там будем"

 

 

"Жесть" Доктора

 

 

Трансцедентальные байки о жизни и смерти на Земле и за ее пределами

 

 

Фотопогост

 

 

Книга соболезнований

 

  

 

 

 

 

 

 

 

,

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 

 В поисках золота Тимбукту

 

«Люди гибнут за металл…»

Фауст. Гёте.

Да! Гибнут люди из-за золота! Гибнут сами и зачастую готовы убить любого, кто мешает их стремлению обладать заветным металлом! Так было всегда: с испокон веков и до наших дней главный смысл человеческого бытия в общественном сознании намертво связан с этим жёлтым хозяином жизни!

Но почему так случилось? В чём сила золота, дающего ему неограниченную власть над разумом существа, считающего себя подобным самому Богу? Разве только в том, что его мало? Нефти, например, тоже уже мало и прока от неё гораздо больше, но ведь её почему-то меняют на золото, а не наоборот?..

Деньги – тоже всего лишь его эквивалент. Ведь главное, что для государства, что для «пипла» – золотой запас! Золото – вот главная ценность! Это – аксиома для всех, «и ныне, и присно, и во веки веков»…

Ничтоже сумняшася, мы решили попытаться найти сему причину. Потому и надумали двинуть экспедицию в саму вотчину жёлтого дьявола. Заветную его родину, манящую всех «Эльдорадо», так никто и не нашёл в Южной Америке. Всё потому, что расположена она в Африке, и не я первый это сказал…

Наш путь – в Тимбукту, африканский «Эльдорадо» и «Шамбала» одновременно. В этот обагрённый кровью искателей его сокровищ, легендарный город-мираж в Сахаре, обитель Великих Мудрецов и хранитель золотого запаса человечества, где жёлтый металл растёт на грядках, а люди знают, как правильно жить…

 

Известные и неизвестные факты

С древнейших эпох люди открыто торговали друг с другом всем тем, что давала им земля, дарованная Богом. Во многих местах планеты пролегали морские и караванные пути первых купцов, веками поставлявших необходимые товары из одной части света – в другую. Некоторые из них, как, например, «Великий шёлковый путь», были хорошо изучены, а потому известны до сих пор не только историкам. Но был один «товар», о маршрутах перевозки которого продавцы и покупатели всех времён и народов старались либо помалкивать, либо пустить возможных похитителей его по ложному следу. Это роковой металл жизни и смерти - золото.

До той поры, пока европейцами не была «открыта» Америка, главное золото для них добывалось в Африке. Огромные запасы этого жёлтого владыки хранили в себе земли бассейна реки Нигер, лежащие ниже его излучины. Арабский путешественник Абу Бекр Ахмад аль-Хамадани, более известный под именем Ибн-Факих (IX век), сообщал, что в странах Гана и Мали золото ежедневно растёт, как морковь, и его собирают вдоль реки на восходе солнца. А его последователь Аль-Харрани (XIII век) писал, будто жители этих мест запросто копают золото мотыгами, отдавая самородки царю и оставляя золотой песок себе.

Но это было уже гораздо позже. Ещё более чем за тысячелетие до арабов пунийцы (финикийцы-карфагеняне), жившие на африканском средиземноморье и отрезанные от заманчивых месторождений зловещими песками бескрайней Сахары, не раз пытались пробиться за золотом морским путём, следуя к дельте Нигера вдоль западного побережья своего материка. Однако грозные сахарские ветры, постоянно дующие с северо-востока на юго-запад, разбивали в щепы все их корабли, рискнувшие выйти за Геркулесовы столпы.

В те же времена и с теми же целями с востока в Африку рвались античные греко-римские государства. Сдерживая их на дальних подступах, карфагеняне пошли на хитрость. Их царь Ганнон (500 лет до н.э.) заявил во все стороны света, что его флот из 60 вёсельных кораблей сумел обойти западные берега Африки и добраться до нигерийского Эльдорадо; что морской путь туда возможен для всех, кому нужно золото. Плывите! Рискуйте! Сам же стал пытаться наладить караванные пути к излучине Нигера через бескрайние пески Сахары.

Об этом нам известно из трудов Геродота. Он, в частности, сообщает и о путешествии, совершённом пятерыми сыновьями правителя племени колдунов-насамонов. Из средиземноморских районов нынешней Ливии они направились большим караваном на юго-запад, через всю великую пустыню, следуя на колесницах, запряжённых лошадьми. В неимоверно трудных условиях, двигаясь по ветру от колодца до колодца, которые им удавалось находить с помощью заклинаний, теряя от жары людей и лошадей, эти повелители духов сумели-таки одолеть пески и пробиться  к Нигеру. Так, в пятом веке до н.э. был проложен караванный путь из Страны чёрных к странам Средиземноморья, названный «дорогой золотых колесниц». Буквально через несколько десятилетий  на смену лошадям пришли верблюды-дромадеры, но прежнее название пути осталось на века.

Однако у мистических песков Сахары были тогда свои дети-хозяева. Ими были свободные племена воинов-магов, звавшихся гарамантами. Они постоянно стремились взять под свой контроль пути через великую пустыню, стараясь перехватывать караваны и отбирать золото, идущее в Европу.

В 146 году до н.э. Карфаген пал, и римляне на несколько столетий утвердились на берегах Северной Африки. Неоднократно направляли они в Сахару свои бряцающие железом военные экспедиции, чтобы взять под охрану «дорогу золотых колесниц» и оградить арабских купцов, поставлявших им золото, от набегов гарамантов. Плиний описывает походы Корнелия Бальбы, Светония Павлина, Септимия Флакка, но все они закончились ничем. Духи пустыни, магия гарамантов и сила песков – не пустили иноземцев к сердцу Сахары. Даже на взлёте Римской Империи (II век н.э.) ею  контролировалась лишь узкая прибрежная полоска Африканского Средиземноморья. Южнее по-прежнему лежала загадочная, наполненная мистическим ужасом пустыня.

Ни Геродот, ни Плиний, ни Птолемей, ни другие древние историки не дали нам конкретных сведений ни о прежней Сахаре, ни о землях, лежащих за ней. Потому нельзя с уверенностью утверждать, в какой тьме веков возник город, на тысячи лет вперёд ставший таинственным и недоступным призраком. Город, лежащий у самого южного края великой пустыни, на перекрёстке «дороги золотых колесниц», откуда вывозились золото, рабы, слоновая кость, орех колы, шкуры африканских животных. Куда доставлялись соль, шёлковые ткани, предметы европейской роскоши, зерно и масло. Город, ставший неуловимой мечтой и вечной могилой для многих  путешественников разных поколений. Имя ему – Тимбукту, что на языке туарегов означает – «Колодец мага Букту». И никто до сих пор не знает, тот ли это город, что видят некоторые человеческие глаза, или это просто сахарский мираж, сотворённый колдовскими чарами хозяев пустыни. И как увидеть настоящий Тимбукту, улицы которого, как писал Лев Африканский, выстланы золотыми плитами. Город, где живут 333 Великих Мага, и где хранятся сокровища, несравненно превосходящие своей ценой презренный металл. Это священные манускрипты, содержащие ответы на все вопросы, что есть у человечества и хранящие все законы для его праведной жизни…

 

Европейцы впервые услышали о чудном городе в XII веке от арабских путешественников, и с той поры мечты о нём не давали им спокойно жить. Сотни авантюристов, оставшихся безвестными, получили себе уникальнейшие африканские могилы. Туареги распознавали их под маской чёрного загара и лохмотьями местного тряпья, втыкали в горло нож или душили кнутом, а потом замуровывали в глиняные стены, используя скелеты алчных иноземцев в виде опалубки.  И Тимбукту оставался для Европы сладостной легендой целых 500 лет!

Английская Академия предложила огромный приз в 3000 фунтов, а французская - в 10000 франков тому, кто первым побывает в легендарном городе, что явилось маниакальной идеей для многих людей…

Первым, кто пробился в волшебный город, стал Александр Гордон Лэнг. С 16 лет он служил в отрядах англичан, оккупировавших Сьерра-Леоне, дотянув до чина адъютанта генерал-губернатора Западной Африки. Конечно же, он слышал о золотых караванах и их легендарной столице, а потому жаждал найти Тимбукту и узнать его тайны. Рапорты возымели действие: в 1825 году он возглавил английский экспедиционный отряд, имевший задачу добраться до «золотого перекрёстка».

Для этой цели был выбран маршрут, повторяющий  знаменитый путь братьев насамонов, впервые пересекших Сахару. Дорого заплатил Лэнг за свою мечту. Целый год прорывался он сквозь пески великой пустыни, не прекращая схваток с гарамантами. В итоге - абсолютно все члены экспедиции погибли, сам Лэнг получил три сабельных удара по голове, пулю в бедро, нож в шею и спину. Однако выжил и один добрался до удивительного города.

Как и где он скрывался в нём – неизвестно. Лишь единственное краткое донесение к своим послал англичанин, подкупив одного из рабов. Никаких других документов о том, что удалось ему узнать, Европа не получила. На обратном пути майора Лэнга, примкнувшего к торговому каравану, «вычислили» туареги, задушили и бросили в песках Сахары. Его уникальные записки бесследно пропали…

Через несколько лет в Тимбукту проник, переодевшись арабом, французский авантюрист Рене Кайе. Но его уже сразу распознали и с ножом под ребром замуровали в ограде мечети.

Третий европеец оказался более удачливым. С немецкой педантичностью Генрих Барт готовился к экспедиции: загорел, как головёшка, выучил арабский без акцента, научился «по-местному» одеваться, есть и даже заниматься любовью(!). Потому и прожил в «Тимбукту» несколько лет, составив отчёт о пыльном обнищавшем городе, полузанесённом песками Сахары. Вернее – ему дали возможность составить подобный отчёт, с которым и отпустили восвояси. И теперь все, кому не лень тащиться сюда через знойную пустыню, могли убедиться: всё – враки! Нет тут ни золота, ни мудрецов!

Так оно остаётся и поныне. Как говорится: «Блажен, кто верует, тепло ему на свете!»

А вот мы – не поверили.  Как же так? Почему арабские путешественники веками говорили об удивительном городе богатства и великого разума, а уже первые из европейских – о пыльном захолустье, засыпанном песком? Какой же он на самом деле, этот таинственный город?                                                                                                             

О Тимбукту - призраке

Прилетев в столицу  Мали – Бамако, мы сели на длинную и узкую моторную пирогу-пинасу и отправились в сплав по великой африканской реке Нигер, намереваясь добраться до легендарного города. Десять последующих дней мы любовались необыкновенными речными восходами и закатами, жарили рыбу, купленную у рыбаков племён бозо, бамбара и сонгаи, да фотографировали гиппопотамов, добродушно фыркающих в осоке низких берегов…

Тимбукту действительно оказался серым, полупустынным городом, лежащим у южного конца Сахары. А может – её начала: песок здесь выстилает улицы и дворы домов так, как снег – наши сибирские деревни. Околицей же города является сама великая пустыня.

Низенькие серо-жёлтые дома с плоскими крышами, в которых живут молчаливые, прячущиеся от фотокамер местные жители, построены из сырого глиняного кирпича-банко. Дождей здесь практически нет, а потому они стоят по сто-двести лет, разрушаясь лишь от ветра и времени, после чего «вылепливаются» вновь. Но архитектура их при этом не меняется: так эти дома выглядели и более тысячи лет назад. Узкие карнизы и фризы из черепицы скупо украшают их фасады по горизонтали. Редкие и махонькие полукруглые окна сделаны по мавританскому образцу. Входные двери – самое главное украшение в непрерывных лентах этих домиков: мощные деревянные створки их покрыты витиеватыми резными узорами, выполненными в арабском стиле и заперты замысловатыми засовами.

Прямо на улицах городка тут и там дымятся большие глиняные печи конической формы, в которых закутанные до глаз хозяйки выпекают пресные лепёшки. Каноны ислама чувствуются здесь повсюду, а мечети являются основными архитектурными изюминками.

Ещё в 1325 году паломник из Марокко, Канхан Мусса, возвращаясь из Мекки надолго задержался в Тимбукту и украсил его двумя главными мечетями. Время постоянно разрушает их, но глины тут много и реставрация этих оригинальных лепных сооружений методично идёт веками, не прекращаясь ни на минуту.

Мечеть Джингеребер находится возле «дворца» местного правителя – Мадуга. А мечеть Санкоре расположена в северо-восточных кварталах бывших солеторговцев.

Сами по себе эти строения совершенно не примечательны. Из того же банко сложены низкие прямоугольники их темных залов. Плоские крыши поддерживаются десятками круглых глиняных колонн, упирающихся в глинобитный пол. А вот минареты чем-то напоминают новогоднюю ёлку, украшенную в стиле «техно». Их глиняные, суживающиеся кверху конусы щетинятся во все стороны множеством деревянных жердей, торчащих из стен симметричными ярусами. Они служат и опалубкой для прочности самой конструкции и лесами при ремонте глиняной штукатурки и лестницей для муэтзина, забирающегося на башенку, чтобы призвать правоверных на очередную молитву.

Каждая мечеть имеет обширный двор, окружённый трёхметровыми стенами, внутри которого имеется множество могил богатых арабов из соседних стран, пожелавших своему телу - упокоения в легендарном городе.

Судя по всему увиденному, знатность Тимбукту – только в легенде. То, что может лицезреть тут каждый, - это действительно «край света», лежащий в знойном кольце раскалённых барханов. Тихий и измученный былой славой, типичный старый арабский городок, медленно погибающий под непрерывным натиском безжалостной Сахары…

 

В поисках истины

Разочарованно бродили мы по узким улочкам города, являющегося, по сути, большой однообразной деревней, и не знали, как подступиться к его тайне, о которой догадывались. А потому с удовольствием согласились на предложение местных «туарегов» отправиться на экскурсию в их лагерь, расположенный в пустыне, неподалёку от Тимбукту.

Истинных туарегов в Сахаре осталось крайне мало. Эти, как принято считать, потомки гарамантов очень красивы: высокие, светлокожие, с тонкими чертами лица и подчёркнутым чувством собственного достоинства. Они обособленно живут в самых потаённых уголках пустыни, избегая встреч с иноземцами. В Тимбукту их нет. Зато есть спрос на них со стороны туристов. А потому все, кому не лень, «косят» тут под туарегов, зарабатывая себе на жизнь. В наезженных местах есть «стоянки туарегов» у племён белла и иуллемеден, у берберов и даже у иссиня-чёрных негров, закутанных по глаза особой чалмой - тагельмус.

Мы попали к «туарегам» племени малинке. Когда-то их предки были земледельцами и охотниками саванны, ныне захваченной песками Сахары. Первые ушли от них на юг, туда, где ещё можно выращивать дурру, маниоку и хлопок. Вторые остались медленно исчезать во мгле истории вслед за былой своей добычей. Не ушли из родных мест и певцы-сказители племени малинке, называемые – гриотами. Вот они-то совершенно неожиданно для нас и приоткрыли занавес над тайнами Тимбукту.

Покатавшись на верблюдах, сфотографировавшись и вдоволь отведав национальных блюд, мы остались в лагере на ночь и долго сидели у костра, глядя то в бездонное африканское небо, то на отблески пламени, пляшущие на склонах ближайшего бархана.

Отработав программу, довольные бакшишем «туареги» разоблачились от реквизита, раскурили кальян, и началось естественное общение людей, знающих и уважающих пустыню, под заунывные звуки однострунной скрипки-амзад, тихо певшей в руках старого сказителя-гриота.

Мы неторопливо рассказывали хозяевам о своей предыдущей экспедиции через Сахару по «Дороге золотых колесниц», проложенной колдунами-насамонами. Сообщили, что не верим в идею, будто нынешний, полумёртвый Тимбукту и тот легендарный город, о славе и богатстве которого писал ещё Лев Африканский, – это один и тот же город. Что к нам попали архивы британского офицера А. Лэнга, которым ещё нет и двухсот лет, где он сообщает о загадочном городе совершенно невероятные вещи. Что мы, наконец, имеем рукописную карту этого майора, где он указал на подземные хранилища золотого запаса Тимбукту.

И тогда старик гриот сказал, что если нам дано, то мы услышим правду в словах его древней песни-легенды. Если дух наш готов, то он познает в ней истину о таинственном Тимбукту. И сказитель запел…

Это была странная песня из совершенно непонятных нам слов, лившихся витиеватой дорожкой, уводящей из реального мира. А какая была мелодия! Струна низко вибрировала в тишине пустыни, проникая волшебным звуком в самое сердце сознания и заволакивая его нежной пеленой небытия…

И я пошёл по магической дорожке слов  в эту таинственную пелену и познал за ней правду о священном городе человечества – Тимбукту.

 

О настоящем Тимбукту

Мир наш создан в единстве и противостоянии двух полярных сил: Добра и Зла, Света и Тьмы, Жизни и Смерти. И правят этими силами извечные противоборцы: Бог и Дьявол.

Люди пошли за Богом, и Дьявол решил наказать их за это, вдохнув в жёлтый металл своё особое заклятие пагубной страсти. Именно такое золото должно было вернуть человечество в Царство Тёмных Сил. И Дьявол не ошибся: заклятие сработало, и люди один за другим стали «гибнуть за металл».

 

В самом сердце Африки, окружённое дугой излучины реки Нигер, лежит под землёй «Эльдорадо» - золотой запас человечества. Извечно охраняют его воины-маги гараманты.

И стоит тут священный город – Тимбукту. Живут в нём 333 Великих Учителя, посланных на Землю Богом и ведающих все законы праведной жизни для каждого из нас. Хранятся тут и великие манускрипты, содержащие в себе опыт всех пяти предыдущих человеческих цивилизаций, погибших  от золотого заклятия.  Именно потому золотом выстланы улицы удивительного города, попираемые ногами мудрецов, чтобы подчеркнуть превосходство целей бессмертного человеческого Духа над ценностями его бренного тела.

Денно и нощно Великие Учителя тысячелетиями бьются в священном Тимбукту  над формулой Дьявольского заклятия, пытаясь освободить золото от его пут с помощью законов магической алхимии. Посылают они в наш мир то одного, то другого проповедника, пытаясь просветлить наш разум, затуманенный алчностью…

Но не проста эта задача: ведь равновелик Богу его противник и сильны соблазны, исходящие от жёлтой манифестации Дьявола. Слаба часть  человечества против их силы…

Люди нашей цивилизации также стали рваться к «Эльдорадо», пытаясь обогатиться, чтобы возвыситься над прочими. Утекать стало золото из подземных хранилищ.

Воины-гараманты как могли перехватывали его на «Дороге золотых колесниц» и возвращали в Тимбукту, помещая в могилы тех, кто осквернил себя непомерной страстью к обладанию жёлтым металлом. Так было многие столетия...

Два века назад, привлечённые рассказами о золотом запасе, в священный город стали пробираться авантюристы из тех стран, где неустанное обогащение давно стало целью жизни. И когда, в конце концов, одному из них удалось побывать в заветном городе и узнать его тайны, Великими Учителями было принято решение - скрыть священный город от глаз, застланных алчностью, находящихся во власти Дьявольского заклятия.

Для таких глаз магией гарамантов был создан город – двойник Тимбукту. Его пустынный мираж, его иллюзорный призрак в материальном мире, город, в котором может побывать теперь каждый, кто захочет. Но вместо золота там – песок…                                                          Настоящий же Тимбукту виден теперь далеко не многим. Он виден теперь лишь тем, кто знает разницу между истинными и мнимыми богатствами человечества.

И повёл меня старик-гриот к священным могилам предков, чтобы совершить тасауит - обряд испрошения совета. Отодвигали мы надгробный камень – шуахед, испещрённый множеством неизвестных знаков, и ложились в холодный мрак захоронения, отдавая себя во власть алтинен – духов иного мира…

И дозволено было мне: пил я колдовское зелье борбур и проходил очищение огнём. А потом мы поднялись на бархан, и увидел я волшебное сияние во глубине пустыни. То светилось золото мостовых вечного города. Священного города нашей надежды…

 

Два Тимбукту существует в этом мире. Они – как символы человеческого мировоззрения. Каждый волен увидеть в мечтах тот, что ближе его представлениям об истинных ценностях жизни. Но как хочется верить, что когда-нибудь золотое проклятие спадёт со всех людских глаз, и легендарный город снова станет единственным, восхищая собой очнувшееся от дьявольских чар человечество.

 

                                                                   Александр Редько         

 

© Доктор Смерть 2005 - 2007

Π‘Π°ΠΉΡ‚ управляСтся систСмой uCoz